Субъект потребительской защиты — Карта мира финансов

Субъект потребительской защиты

Субъект потребительской защиты



Субъект потребительской защиты

Потребительские директивы ЕС так же, как и российское законодательство, направлены на защиту только физических лиц (natural persons). Обоснование такого подхода можно встретить, например, в преамбуле Директивы N 2007/64/EC (п. 20) о платежных услугах на внутреннем рынке: «Поскольку потребители и предприниматели занимают разные позиции (на рынке. — Авт.), они не нуждаются в одинаковом уровне защиты».

При этом в западной доктрине высказываются мнения о необходимости распространения в ряде случаев потребительского статуса на юридических лиц. Но эта инициатива сталкивается с той же проблемой, которая существует в российском праве: отсутствуют критерии для определения «слабого» положения организаций.

Вопрос о круге субъектов потребительской защиты рассматривался и Судом Европейских сообществ.

В одном из дел две коммерческих компании заключили с третьей фирмой договоры на поставку автоматов с питьевой водой. Затем покупатели посчитали, что условия договоров противоречат нормам о добросовестности, имплементированным в национальное законодательство на основании Директивы N 93/13/EEC, и поэтому применимым только к потребителям. Покупатели указывали, что автоматы будут использоваться исключительно работниками компаний для удовлетворения своих личных потребностей, и поэтому заключенные договоры не имеют никакого отношения к их предпринимательской деятельности. Однако, как разъяснил Суд Европейских сообществ, из Директивы ясно следует, что «лицо, которое не является физическим лицом, заключившим договор с продавцом или поставщиком, не может быть признано потребителем…». При этом Суд сделал важную оговорку: «…определение понятия «потребитель», установленное в Директиве, не лишает стран-участниц возможности… рассматривать компании в качестве потребителей в их национальном законодательстве».

Включив такую формулировку в решение, Суд Европейских сообществ намекнул на так называемый принцип минимальной гармонизации, вытекающий из преамбулы Директивы N 93/13/EEC. Аналогичный принцип закреплен и в упомянутой Директиве N 2007/64/EC (п. 20 преамбулы) о платежных услугах на внутреннем рынке: «Страны-участницы должны иметь возможность регулировать деятельность малых предприятий… так же, как и потребителей». Суть в том, что Директивы устанавливают только минимальные требования к защите прав потребителей, а страны-участницы имеют возможность переформулировать дефиницию понятия «потребитель» таким образом, чтобы круг субъектов, подлежащих защите, был шире (но не уже), чем предусмотрено Директивой. Большинство потребительских директив (в том числе Consumer Aequis) придерживаются именно этого принципа, а некоторые устанавливают его специально для финансовых услуг (например, п. 9 ст. 3 Директивы N 93/13/EEC о недобросовестных коммерческих практиках) .

В свою очередь, это означает, что государству, воспользовавшемуся своим правом на минимальную гармонизацию, придется разработать критерии для отнесения юридических лиц к числу потребителей. Страны ЕС пытаются решить эту проблему по-разному.

К примеру, в п. 3 ст. 2 Закона Мальты «О делах потребителей» указано, что юридические лица могут быть признаны потребителями, в том числе и для предоставления им защиты от недобросовестных договорных условий. Правда, для этого необходимо постановление специального государственного органа — Министра по делам потребителей. Таким образом, предполагается, что вопрос о потребительском статусе компании должен решаться отдельно применительно к конкретному типу общественных отношений, существующих на рынке.

В некоторых случаях коммерческие организации признаются потребителями и в Великобритании. В частности, существует прецедент 1987 г., согласно которому Апелляционный суд Англии и Уэльса признал потребителем компанию, приобретшую в кредит автомобиль своему директору для использования как в рабочих, так и в личных целях (R&B Customs Brokers Company Limited v. United Dominions Trust Limited). Этот же прецедент привнес в частное право три критерия для определения того, что компания действует как потребитель:

  • приобретаемые товары не должны быть непосредственно связаны с тем видом бизнеса, который ведет компания (например, строительная фирма не должна приобретать экскаватор);
  • товары не должны приобретаться в целях перепродажи для извлечения прибыли;
  • товары одних и тех же видов не должны приобретаться периодически. Данная судебная позиция была подтверждена и другим более поздним судебным решением (2004 г.), когда промышленная компания удовлетворила «страсть управляющего директора мистера Бересфорда к мощным спортивным автомобилям», приобретя ему Ламборгини Диабло по договору купли-продажи в рассрочку (Feldarol Foundry v. Hermes Leasing (London) Ltd).

При этом важно заметить, что приведенные прецеденты затрагивают наиболее простые отношения обмена — куплю-продажу, хотя и с кредитным элементом. В более сложной ситуации с недобросовестными договорными условиями в потребительских договорах английское право заняло позицию ЕС, имплементировав дефиницию из Директивы N 93/13/EEC без изменений.

Таким образом, субъектом потребительской защиты в ЕС всегда является потребитель, и в отдельных (нечастых) ситуациях — юридическое лицо. Последняя опция является дискуссионной в доктрине и часто становится предметом острых судебных споров на практике.



Об авторе

box4money administrator